+ БЕС попутал

Взятки: взгляд человека из власти

В конце января были обнародованы результаты социологического опроса, проведённого «Левада-центром» по громкому процессу прошлого года – делу бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева. Результаты опроса показали, что представленные доказательства многие россияне сочли неубедительными. 

Лишь 17 процентов опрошенных уверены в том, что собранных в рамках дела доказательств оказалось достаточно для вынесения приговора. Дело Улюкаева стало поводом к разговору на тему коррупции с человеком, занимавшим в своё время высокие посты в администрации Сургута и правительстве ХМАО, – Алексеем Сафиоллиным.

– Алексей Маулитжанович, вы верите в виновность Улюкаева? Справедлив ли приговор – восемь лет лишения свободы?

– Верю. Если решением суда доказано, что человек вымогал или требовал деньги, то он виновен. Вынесенный ему приговор считаю и показательным, и справедливым. Наказание могло быть и жёстче.

– Стало быть, коррупцию можно победить ужесточением наказания? Теми же расстрелами, как в Китае или позднем СССР?

– Речь идёт не о победе над коррупцией, а о её снижении. К смертной казни я отношусь отрицательно. Считаю её приемлемой только в отношении торговцев наркотиками и террористов. Чтобы понять, поможет ли ужесточение наказания, нужно уяснить себе распространение явления, его объёмы. Сам термин «коррупция», применяемый в нормативно-правовой лексике, достаточно сложен для понимания. Существуют разные уровни коррупции – государственная, чиновничья, бытовая. Объём средств, которые человек получает незаконно, и должен определять наказание.

Тем временем

Первого февраля Пресненский суд Москвы приговорил к восьми годам колонии строгого режима и штрафу в размере 48 миллионов рублей Никиту Белых. Суд счёл доказанной вину экс-губернатора Кировской области в получении взятки в размере 400 000 евро от предпринимателя Юрия Судгаймера. Защита пообещала обжаловать приговор.

– Президент Путин на традиционной ежегодной пресс-конференции в прошлом году предложил ротацию кадров в качестве антикоррупционной меры. Как вы к этому относитесь?

– Ротация – нормальное явление, которое бытовало и в советские времена. Это когда человеку предлагают повышение, новую сферу деятельности или другой регион. Но в этом случае государство должно научиться защищать государственного служащего. Чтобы человек чётко представлял себе те блага, которые позволят ему достойно жить и работать, чтобы при выходе на пенсию он был в почёте. Сегодня отношение к чиновникам в России не самое лучшее, хотя я знаю немало людей, которые всего себя отдавали служению. В царской России государственный служащий обладал определённым статусом, но сейчас это, к сожалению, утрачено. В государственной службе не заложены мотивационные механизмы.

Более того, сегодняшняя система выдавливает профессионалов. Основной критерий выживаемости во власти – зачастую не квалификация, а принадлежность «свой-чужой». У многих чиновников нет стимула закрепляться на своём месте. Всё равно придёт новая команда и всё выметет. Человек понимает, что он временный и нужно брать от жизни всё. И таких становится много. Кого-то ловят, кого-то – нет. Но если человек идёт во власть не работать, а воровать или бизнес свой развивать, то это должно жёстко караться.

– В Системе можно работать честно?

– Можно. В деле Улюкаева я так и не понял, почему руководитель одной государственной компании заплатил другому – государственному служащему. Я работал и с бывшим губернатором ХМАО Александром Филипенко, и с бывшим главой Сургута Дмитрием Поповым, и никогда не слышал от них предложений такого рода.

Зато сталкивался со случаями, когда какой-то дом в программе расселения неожиданно оказывался впереди. Начинаешь разбираться, и обнаруживается, что там чей-то родственник живёт или кто-то квартиры выкупил. Такие решения принимаются даже не на уровне мэра или его зама, а на уровне специалиста отдела. Грамотный руководитель должен также насторожиться, если вдруг возрастает стоимость каких-то работ.

Вообще, говоря о градостроительном кодексе, следует отметить его «занорматированность». Там уже столько всего наворотили, что различные нормы прямо конфликтуют между собой. И чиновник осознаёт: и так ты будешь виновен, и эдак. Противоречие нормативных актов – серьёзная основа для коррупционных решений.

– Комментируя «дело Улюкаева» в социальной сети, вы сказали: «Уходить ему раньше надо было, самому. Мудрость человека заключается в том, чтобы вовремя уходить из власти и вовремя продавать бизнес. И именно тогда, когда совсем не хочется».

– Да, я именно так и поступал. И бизнес продавал, и из власти уходил, причём дважды. Я продал бизнес, когда компания активно развивалась, было много проектов, росли показатели. Но меня пригласил Филипенко, и мне стало интересно возглавить всю строительную отрасль округа. Это сотни интересных проектов, совсем другой уровень! Однако я чётко понимал: если уйду, то моему бизнесу конец. А сидеть на двух стульях не положено. И я совсем не жалею, что не занимаюсь сегодня строительством, потому что мои коллеги-строители сейчас неважно себя чувствуют.

Из власти тоже надо вовремя уходить, а не пытаться её удержать. Вот Путин сейчас ограничивает целеполагание государства своим очередным шестилетним сроком, в то время как цели и задачи нужно формулировать лет на 15. Тогда он сможет передать власть правильно и сохранить преемственность.

– Ещё одно ваше изречение из соцсети: «У каждого человека всегда есть выбор оставаться самим собой, сохраняя моральные качества, преодолевать страх и бороться с трусостью. Я много таких людей знаю. Об этом хорошо Булгаков в «Мастере и Маргарите» написал. Жаловаться на Систему, прогибаясь под неё, легче всего». Можете привести конкретные примеры?

– Конечно. Пустозёров, Богданов, Салахов, Солохин, Лоншакова. Это люди, которые остаются самими собой. С Пустозёровым я познакомился, когда был молодым специалистом, трубопроводы строил. Я его просто послал. Потом мне главный инженер УКСа говорит: «Ты хоть знаешь, кого послал? Он весь город хлебом кормит». Так Пустозёров нас носом тыкал в наши ошибки, экскурсию по заводу проводил, показывал, как хлеб делается. Он производство сумел сохранить и не разъезжает на «мерседесе». Разве Пустозёров заслужил, чтобы к нему приезжал ОМОН в масках?

– Когда на экраны кинотеатров вышел фильм «Левиафан», его создателей обвинили в отсутствии патриотизма. Патриотично ли говорить о коррупции в своём отечестве?

– Я бы ещё о патриотизме поговорил, кто и как его понимает. Для меня это любовь к Родине. А как ты её любишь, дело твоё. Фильмов, типа «Левиафана», много. Тот же «Дурак» или «Ворошиловский стрелок», где коррумпированная система освобождает насильников от уголовной ответственности. То же самое! В данном случае я вообще не стал бы говорить о патриотизме. Это взгляд конкретного режиссёра или сценариста. В романе Достоевского «Идиот» человек тоже идёт против Системы. И кто в этой Системе идиот?

А моё любимое литературное произведение – «Мастер и Маргарита». Воланд в нём говорит: «Это не я к вам прихожу, а вы меня призываете, оправдывая себя – бес попутал». 

СПРАВКА

Сафиоллин Алексей Маулитжанович. В 2007–2010 годах был заместителем председателя правительства ХМАО по воп-росам строительного комплекса. С июня 2012 по февраль 2015 года – заместитель главы администрации города Сургута. В настоящее время учредитель и генеральный директор ООО «ЮСИ».

источник:http://vestniksr.ru/news/16226-vzjatki-vzgljad-cheloveka-iz-vlasti.html

Голосовать

2 0

Поделиться

Зарегистрированный пользователь бесплатно может:

  • голосовать, предлагать свои инициативы, проекты на которые реагирует власть;
  • пользоваться системой интерактивной мониторинга регионов и скачивать документы;
  • создать свой личный кабинет, компанию, сообщество;
  • организовать взаимодействия с властью и бизнесом;
  • оставлять комментарии.
Будь активным!

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Стратегические партнеры

Партнеры