18 целей Петербурга: Смольный взял на себя «невероятные обязательства»

Источник: https://www.rbc.ru

Губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко внес на рассмотрение городского Законодательного собрания проект закона «О Стратегии социально-экономического развития Санкт-Петербурга на период до 2035 года». По мнению опрошенных РБК Петербург экспертов, новая версия Стратегии практически лишена популярного в последние годы визионерства, но при этом содержит в себе невероятные обязательства Смольного.

Основные положения Стратегии 2035

Как говорится в пресс-релизе Смольного, Стратегия-2035 содержит оценку достигнутых целей социально-экономического развития города, а также анализ конкурентных преимуществ Северной столицы и научно обоснованные сценарии его дальнейшего развития. Генеральная цель Стратегии — обеспечение стабильного улучшения качества жизни горожан на основе устойчивого экономического роста с использованием результатов инновационно-технологической деятельности и повышения   и повышения глобальной конкурентоспособности Санкт-Петербурга.

Главными направлениями социально-экономической политики города определены: развитие человеческого капитала, повышение качества городской среды, обеспечение устойчивого экономического роста, обеспечение эффективности управления и развитие гражданского общества.

 В рамках этих направлений определены 18 целей. В их числе — укрепление здоровья населения и увеличение продолжительности жизни, повышение качества и доступности образования, обеспечение гармоничного развития личности, повышение транспортной доступности и эффективности транспортной системы, развитие конкурентной среды и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы, повышение доступности жилья и качества жилищно-коммунальных услуг, обеспечение экологического благополучия.

Прямые иностранные инвестиции должны увеличиться в 6,2 раза. При этом доходы бюджета Петербурга к концу 2035 года увеличатся не менее, чем в 3,4 раза

Согласно прогнозам, среднегодовые темпы роста индекса физического объема ВРП с 2021 по 2035 годы ожидаются на уровне 5,0% (в 2017-2020 годах — 3,0-4,0%). Инвестиции в основной капитал вырастут в 3,2 раза по сравнению с уровнем 2016 года в сопоставимых ценах. При этом доля инвестиций в основной капитал в ВРП увеличится с 18,1% в 

2016 году до 25,0% в 2035 году. Прямые иностранные инвестиции должны увеличиться в 6,2 раза. При этом доходы бюджета Санкт-Петербурга к концу 2035 года увеличатся не менее, чем в 3,4 раза по сравнению с 2016 годом.

В преддверие всестороннего публичного обсуждения документа (рассмотрение в ЗакСе начнется в сентябре), редакция РБК Петербург попросила экспертов поделиться первыми впечатлениями о новом стратегическом документе, призванном определить основные направления развития Петербурга на ближайшие 16 лет.


Генеральный директор Института территориального планирования «Урбаника» Антон Финогенов:

«Мы видим корректировку и актуализацию Стратегии 2030, а не разработку новой стратегии. В то же время, преемственность со Стратегией 2030 — это скорее плюс. Мне кажется принципиально важным, что сохраняется акцент именно на инновациях, культуре, образовании, «открытости» города и комфортности проживания. Правда, хотелось бы более развернуто увидеть материалы по анализу результатов первых пяти лет реализации прошлой версии Стратегии, а не только краткие описание достижений. Явно проблем развития меньше не стало. Например, в сфере городской среды.

Более предметный разговор может быть уже на этапе наполнения конкретными проектами городских государственных программ. Когда может быть понятно расходятся приоритеты с бюджетной реальностью или нет. Поэтому сейчас принципиально важно понаблюдать за корректировкой государственных программ после принятия Стратегии, та и будет вся суть».

Профессор кафедры экономики и управления предприятием Санкт-Петербургского государственного экономического университета, д.э.н. Елена Ткаченко: «Стратегия представляет собой краткий программный документ, достаточно обобщенный, без конкретизации специфических предметных областей (финансы, промышленность, инвестиции, пространственное развитие). Мы можем предположить, что данный формат был выбран в ожидании новой стратегии РФ, в дальнейших планах правительства Санкт-Петербурга — разработка профильных концепций, детализирующих механизм достижения стратегических целей.

Наибольшей проблемой, по-нашему мнению, является отказ от рассмотрения кризисных сценариев, которые могут с высокой степенью вероятности проявиться в ближайшем будущем. В концепции прямо указано «Кризисные сценарии, связанные с резким снижением цен на мировых рынках сырьевых ресурсов, введением против Российской Федерации новых международных санкций, развертыванием масштабных военных конфликтов, геополитическими потрясениями, изменением государственного, политического или общественного устройства в Российской Федерации, возникновением техногенных или экологических катастроф глобального характера, в Стратегии 2035 не рассматриваются». Таким образом данная концепция не учитывает высокую турбулентность внешней среды, не рассматривает сценарии с мировыми финансовыми кризисами или резкими климатическими изменениями. Соответственно, при реализации кризисного сценария город снова окажется без кризисного плана действий, позволяющего минимизировать подобные риски».

При реализации кризисного сценария город снова окажется без кризисного плана действий


Владимир Княгинин, председатель правления ЦСР «Северо-Запад», вице-президент Центра стратегических разработок:

«Принятие новой версии Стратегии, сменившей Стратегию 2030, представляется оправданным — уже всем понятно, что жесткое планирование в динамичном мире и экономике невозможно, поэтому если не можем формировать стратегию как гибкую, допускающую различные сценарии реализации, должны просто чаще принимать новые версии.

 

 Статистика вместо стратегии

Авторы Стратегии строго выдержали жанр, задаваемый формой закона: сухо, предельно четко, детально, жесткое структурирование и почти полное отсутствие таких общих рассуждений как видение будущего города. Такое впечатление, что при подготовке документа статистики и менеджеры победили визионеров и стратегов (до раздела 3.1 текст вообще напоминает комментированный статсборник).

Стратегия содержит ответы на множество вопросов о приоритетах правительства города и городских служб: в отношении отдельных отраслей экономики, районов и 

территорий, целевых показателей развития. Но в чем заключается стратегический разворот для Санкт-Петербурга в его развитии до 2035 года, проект Стратегии умалчивает, оставляя своим читателям возможность самим формулировать выгоды и «считывать смыслы» по слабым сигналам.

В чем заключается стратегический разворот для Петербурга в его развитии до 2035 года, проект Стратегии умалчивает, оставляя своим читателям возможность самим формулировать выгоды и «считывать смыслы» по слабым сигналам

В целом в Стратегии 3 приоритета, 4 приоритетных направления, 18 стратегических целей и 116 задач. Все же для Стратегии многовато — разобраться в приоритетах в целом для города, а не для отдельных отраслей, очень трудно. А до программы развития города документ явно не дотягивает — не хватает оценки ресурсов и закрепления механизмов реализации. В текст Стратегии эти разделы не вошли, точнее, раздел про ресурсы выглядит, скорее, как раздел про показатели, так как уровень требуемых ресурсов обозначен, а откуда их взять непонятно.

Цель vs миссия

В Стратегии заявлена миссия Санкт-Петербурга — «глобальный центр создания и внедрения инноваций, науки, мировой культуры, межрегионального и международного сотрудничества». В то же время, генеральная цель Стратегии 2035 с этой миссией мало соотнесена, но ясно сформулирована: «обеспечение стабильного улучшения качества жизни горожан на основе обеспечения устойчивого экономического роста с использованием результатов инновационно-технологической деятельности и повышения глобальной конкурентоспособности Санкт-Петербурга».

Ключевые целевые показатели, вошедшие в документ: ожидаемая продолжительность жизни при рождении — 80 лет уже 2030-му году; снижение смертности от болезней кровообращения, онкологии, младенческой смертности; увеличение производительности труда в 1,8 раза к 2035 году по отношению к 2016-му; и др.

Неподкрепленные амбиции

Во многих случаях в Стратегии явно не хватает описания механизмов ее реализации, так как ряд показателей

Например, существенный рост числа родившихся на одну женщину предполагает разворот тренда, сформировавшегося за десятилетия не только в городe, но и в стране, и даже в мире. Воистину невероятное обязательство правительства города!

Революционной представляется задача сократить различия в уровне доходов населения — снижение коэффициента Джини с 0,405 ед. в 2020 году до 0,370 ед. в 2035 году. Как это можно сделать, непонятно? Непонятны способы достижения и других амбициозных показателей. Например, снижение энергоемкости ВРП с 5,09 тонн условного топлива/млн. рублей в 2020-м — до 1,44 в 2035-м, т.е. больше чем в три раза.

Существенный рост числа родившихся на одну женщину предполагает разворот тренда, сформировавшегося за десятилетия не только в городe, но и в стране, и даже в мире. Воистину невероятное обязательство правительства города!

Или — увеличение объема инвестиций в основной капитал в 3,2 раза по сравнению с уровнем 2016 года в сопоставимых ценах, при этом доля инвестиций в основной капитал в ВРП должна увеличиться с 18,1% в 2016 году до 25,0% в 2035 году. И это при том, что основным источником такого рода инвестиций давно уже являются средства самих предприятий.

Смольный хочет добиться увеличения притока прямых иностранных инвестиций в 6,2 раза. Как это возможно при сохранении режима международных санкций на длительный период? Также рассчитывает на рост доходов бюджета Санкт-Петербурга к концу 2035 года не менее чем в 3,4 раза по сравнению с 2016 годом (выше роста ВВП или это в номинальных ценах?).

И уж совершенно невероятным представляется намерение войти в первую десятку рейтинга инновационных европейских городов. То есть, обогнать Большой Париж, 

агломерацию «Лондон-Оксфорд-Кембридж» или «Левен-Брюссель-Аахен-Эндховен», цифровой дистрикт Стокгольма, инновационные кластеры Барселоны, инновационный центр в Берлине.

В ожидании революции

Это — невероятная Стратегия по масштабам принимаемых обязательств. Чтобы ее реализовать потребуются революционные программы и радикально инновационные проекты. Отделаться простым повышением эффективности существующих процессов и оптимизацией бюджетных расходов не удастся.

 

 Смольный хочет добиться увеличения притока прямых иностранных инвестиций в 6,2 раза. Как это возможно при сохранении режима международных санкций на длительный период?

Стратегия должна была провозгласить революцию, но включила только намеки на нее в виде комплекса крайне амбициозных показателей. К сожалению, самая интересная и важная часть стратегического разворота Санкт-Петербурга в  текст рассматриваемого проекта не попала. Чтобы узнать тайну готовящейся в Петербурге новой социальной и экономической революции, придется ждать принятия пакета городских госпрограмм. В разделе 11 проекта Стратегии они уже анонсированы.

При этом ожидание революции в развитии как-то не вяжется с первой половиной проекта Стратегии, при чтении которой складывается впечатление, что это — Стратегия не лидерства в мире и России, а того, как удержать за собой статус второго города (региона) в стране.

Комплекс провинциала

Наконец-то признано, что Санкт-Петербург не соревнуется с Москвой практически ни по одному показателю. Даже по туристическому потоку проиграл почти в два раза столице. Более того, по большому количеству различных показателей Петербург проигрывает вовсе не Москве, а другим регионам России. Если Москва соревнуется за то, чтобы быть глобальным городом, то Петербург — за опережение, например, Московской области.

Складывается впечатление, что это — стратегия не лидерства в мире и России, а того, как удержать за собой статус второго города (региона) в стране

Сама стилистика стратегического планирования Москвы и Петербурга разительно отличаются. У Москвы сейчас формально нет стратегии как единого документа — есть ее Концепт, подготовленный консорциумом ведущих в мире и стране аналитических и исследовательских структур во главе с РАНХиГС. Концепт провозгласил преобразование Москвы из места обращения денег в место накопления человеческого капитала, комфортной жизни нового поколения горожан —

родившихся еще до 2000-го года, но ставших профессионалами и главной экономической, социальной и политической силой страны уже в новом тысячелетии. При этом опубликованный для общего доступа в начале 2000-х Концепт, так и не став городским законом, полностью реализован к концу 2010-х.

По всем аналитическим оценкам, у России есть один глобальный город — Москва — и еще один возможный кандидат на глобальный город — Санкт-Петербург. Судя по всему, кандидат для себя цель стать одним из мировых

лидеров пока не принял. Вопрос не в амбициях авторов документа, а в амбициях города. Но усилия авторов проекта Стратегии Петербурга этот факт не умаляет. Документ развернутый и в тех смыслах, которые несет, вполне цельный. Скорее всего, Законодательное собрание его примет, хотя и может внести некоторые изменения в текст закона о Стратегии».

 

 

 

Источник: rbc.ru

Голосовать

0 0

Поделиться

Зарегистрированный пользователь бесплатно может:

  • голосовать, предлагать свои инициативы, проекты на которые реагирует власть;
  • пользоваться системой интерактивной мониторинга регионов и скачивать документы;
  • создать свой личный кабинет, компанию, сообщество;
  • организовать взаимодействия с властью и бизнесом;
  • оставлять комментарии.
Будь активным!

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Стратегические партнеры

Партнеры